Св. Георгий Победоносец
Свято-Георгиевская Церковь
Георгиевская лента

Часть I. Свято-Георгиевская церковь в Российской Империи (XIX-XX века, до 1918-го года)

Часть II. Свято-Георгиевская церковь во времена румынского господства

 

Строительство Свято-Георгиевской церкви по архивным материалам 1814, 1816, 1822 и 1853 гг.
    Впервые о кишинёвской Свято-Георгиевской церкви читаем в пространном рапорте Высокопреосвященного Иринарха, архиепископа Кишинёвского, в Священный Синод от 23 ноября 1853 года. Этот рапорт хранился под номером 4631 в архиве Консистории (Консистория — учреждение при епархиальном архиерее с церковно-административными и церковно-судебными функциями, она же — Дикастерия), и вот о чём он повествует: по мнению болгар, переселившихся в наши края из Турции и занявшихся здесь разведением овец и крупного рогатого скота, именно они дали название городу. К названию Кишла Ноу (Новые Хутора) и восходит якобы слово Кишинёв. Среди переселенцев был известен болгарский священник Георгий, который и воодушевил многих на строительство своей, болгарской, церкви.
    И началось всё с прошения от 16 января 1814 года на имя митрополита Гавриила Банулеску-Бодони (с 1792 года — митрополит Молдовы; благословил основание города Одессы на месте крепости Хаджибей 22 августа 1794 года; епископ Екатеринославский, Херсонский, Таврический, Новочеркасский; с 1799 г. — митрополит Киевский и Галицкий; с 1808 г. — Экзарх Молдовы; в 1813 г. образовал Кишинёвскую Дикастерию; устроитель 200 храмов; учредитель Духовной Семинарии; в 1814 году открыл епархиальную типографию. Похоронен в Каприяновском монастыре в 1821 г. См. книгу прот. Николая Флоринского «Жизнь и деятельность митрополита Гавриила Банулеску-Бодони», Кишинёв, 2005 г., стр. 164-167). 
    Предание говорит, что митрополит Гавриил весьма часто посещал строительство. Храм возводился по указанию, плану и проекту самого архимандрита Иоаникия, известного церковного архитектора. При нём построены Архиерейский дом, Семинария, Дикастерия, то есть Консистория. Прошение подали священник Георгий и кишиневские жители — болгары Димитрий Богдан, Стефан Степанов, Михаил Иванов, Добрина Петрова, Илья Цветков и другие, пожелавшие стать прихожанами новой церкви. Высказывалась воля переселенцев «построить новую церковь на собственном иждивении». Читаем далее положительную резолюцию митрополита Гавриила от 22 апреля того же 1814 года, которая и положила начало строительству. Уже назавтра, 23 апреля, в день своих именин, священник Георгий с соотечественниками начал закупку материалов. Они мыслили храм свой «просторным, обширным, в готическом вкусе». Однако скоро ктиторы ощутили нехватку средств. И тогда 16 мая 1816 года было подано прошение о выдаче просительной книги для сбора пожертвований. Книга из Дикастерии быда выдана, и постройка продолжалась большей частью на жертвы. Вскоре священник Георгий и один из ктиторов, Чону Тонтон, отправились в Турцию для сбора пожертвований среди болгар. Из этой поездки упомянутый Чону возвратился один, он привёз значительную сумму и печальную новость: отец Георгий погиб в Турции от руки мусульманина. Строительство церкви продолжил и завершил (в 1818 году) протоиерей отец Ставаракий, который взял на себя этот тяжёлый труд, а позднее стал первым настоятелем нового храма (имя отца Ставаракия, как заметит в дальнейшем читатель, мы будем писать с разными окончаниями, как дают документы). Здесь авторы доджны извиниться перед читателем и внести ясность. Выше было заявлено, что документ 1853 года — старейший (не считая прошений 1814 и 1816 гг.), из относящихся к Свято-Георгиевской церкви. Но теперь, в данном контексте, пришла пора упомянуть и наистарейший. Действительно, архив сохранил рапорт отца Ставаракия Костина от 8 ноября 1822 года — подумать только, в момент его написания храму было только 3 года — этот рапорт в Дикастерию был сделан для отчёта по той самой книге для регистрации пожертвований, выданной, как мы помним, и теперь процитируем этот документ внутри первого, так как и до Ставаракия приводится в рапорте архиепископа Иринарха. Вот как отчитывался отец Ставаракий о приходе и расходе средств на постройку церкви (сохраняем в основном язык того времени): «Сим почтеннейше доношу оной Дикастерии, что болгарский священник Георгий и другие подписавшиеся, как в прилагаемой при сем записке значится, условились между собою насчет сооружения оной церкви, исходатайствовали книгу для испрошения милостинного подаяния, при каковом условии я не был, но они сами себе избрали, кажется, какого-то Кожухаря, который вёл приход и расход, и затем все они пришли ко мне в дом и просили быть им руководителем, так как они в постройке церкви не были сведущими; договоренный же ими мастер кончил один только фундамент, а как по освидетельствовании ока- залась его работа непрочною, то и удален он от работы, и на место его договорен другой, и я, видя, что сей последний мастер был надежен к окончанию постройки, согласился принять на себя таковое душеполезное дело, потому что они, строители, не всегда бывают дома. После того они сами удалили казначея, бывшего у них, и назначили другого, по имени Добрю; но и сей, видя, что не может нести обязанности казначея, сам отказался, назначил на место себя дьячка Иоанна Жардана на один год, а на другой уже год, заметя между строителями беспорядок и несогласие, отказался, и я, видя такое неудобство и беспорядок и будучи беспокоен мастерами в неустойке, по условию ктиторов, донес о том рапортом оной Дикастерии. Дикастерия же после того указом возложила на меня обязанность окончить сию постройку». Пришло время, и новая церковь была освящена преосвященным Димитрием, епископом Бендерским и Аккерманским, викарием Кишинёвской епархии. Читаем архивный документ: «Имена священника Георгия, возбудившего к построению церкви сей желание многих, и отца протоиерея Ставаракия Костина, окончившего оную постройку, мы повторяем для того, чтобы запечатлеть в памяти имена этих людей и от лица всех служивших и служащих во святом храме сем воспеть им вечную память». Эти слова писаны отцом Иринеем в 1853 году, но всякий, молящийся в нашем храме, да помянет их имена. 
 
Свято-Георгиевская церковь во времена румынского господства
 
    Новейший период истории Свято-Георгиевского храма приходится на тяжелые времена, ХХ век, время беспощадных гонений на Церковь в СССР. Мы располагаем интересными документами о жизни церкви ещё до советских времён. С 1918 года Бессарабия переходит под власть Королевской Румынии. Георгиевскую церковь Кишинева, как и все православные храмы, подчиняют Румынскому Патриархату. Это довольно стабильный период в истории храма, так как Церковь в Королевской Румынии была государственной и поддержкой государства пользовалась. Исключением явился суровый 1940-й год, когда страшное землетрясение разрушило значительную часть города. Георгиевская церковь Кишинёва тогда сильно пострадала, центральный купол разрушился полностью. В аварийном состоянии оказались колокольня и стены. По призыву настоятеля и священноначалия многие горожане приняли участие в сборе пожертвований на восстановление храма в первозданном виде. Примэрия города выделила значительную сумму денег. Довольно быстро церковь подняли из руин. Новый купол был изготовлен из железобетона и кирпича, колокольню обвили двойным железным обручем, заделали трещины в стенах, затем храм расписали. После освящения он вновь открылся для верующих. В то время территория Свято-Георгиевской церкви была‚ как и изначально, довольно обширной. При храме находилась церковно-приходская школа, два дома причта и сторожка. В школе шли занятия для детей, приписанных к приходу. В домах жили священники, служившие при храме. В сторожке — сторож церкви. Слева от храма и за алтарем располагался церковный погост, где были погребены клирики, потрудившиеся в Георгиевской церкви. 
    Известным священником того времени был её настоятель, протоиерей Феофан Дубневич. Он жил со своей семьей в церковном доме. Это был добрый пастырь, пользовавшийся любовью и уважением своих прихожан. До 1918 года о. Феофан заведовал Духовной Консисторией Кишиневско-Хотинской епархии. Скончался он в 1936 году. Незадолго же до смерти был переведён в штат Дмитриевской церкви, но местом проживания его оставался дом причта Георгиевского храма. В один из субботних вечеров о. Феофан по немощи не смог пойти в Дмитриевскую церковь, а пошел в Георгиевскую, что рядом с домом. Выйдя из алтаря после вечерни, он упал посреди храма и скончался. Так он ушёл в вечные обители — из любимого храма, где долгие годы молитвенно предстоял Престолу Божьему. Похоронен прот. Феофан Дубневич на Армянском центральном кладбище Кишинева.
    Позвольте предложить, дорогой читатель, ещё одну архивную статью, переведенную с румынского. Она относится к 1927 году когда Бессарабия была румынской, и историческая комиссия составила акт проверки состояния пашен и исторических памятников. В этой статье цитируются другие документы, в том числе 19-го века, относящиеся ко времени строительства храма, и 20-го века тоже.
    В одной из своих работ о распашке новых подей Штефан Берекет (1885-1946, румынский историк) установил с большой долей вероятности возраст пяти старейших храмов Кишинёва. По документам, как он считает, число таких церквей — пять, причём за ориентир он берёт 1812 год, когда эти церкви уже существовали: Кафедральный Собор Архистратигов Михаила и Гавриила, который вырос на месте церкви Святителя Николая, впервые упомянутой в 1739 году и уж точно известной в 1806 году; это церковь Святых Царей Константина и Елены (в Рышканах), отреставрированная в 1777 году, следовательно, самая старая; церковь Пророка Ильи 1808 года, но упоминавшаяся ещё в 1799; церковь Рождества Пресвятой Богородицы (Мазаракиевская) — как считается, 1812 года, но на самом деле куда более старая; и церковь Благовещения, освящённая приблизительно в 1810 году но упоминаемая как деревянная с 1795. 
    Из детального рассказа о важнейших моментах следует, что церковь св. Георгия возводилась с весны 1814-го по осень 1819-го года, то есть в течение шести лет, что обычно для современных церквей; возведена стараниями вначале болгарской общины, а затем в большей степени помощью и поддержкой священника Ставараке Костина и старосты Думитру Базияна — оба они молдаване. По документам нет сомнений, что церковь построена в 1819-м году, а не раньше. Ничего не говорится о реконструкции, отчёт Куницкого свидетельствует ясно, что выбранное место красиво, находится посреди Магалы, без упоминаний о руинах или следах другой церкви. Что работалось трудно, что дело требовало большого внимания, видно из беспокойств и забот создателей, видно желание соорудить выдающийся памятник, и здание сооружено их стараниями между 1815-м и 1819-м годами. Но вот противоречие: документы говорят о 1819-м, а художественные характеристики — о времени значительно более раннем. Несколько моментов добавляют запутанности этому вопросу. Ведь церковь, начатая в 1814-м, могла быть закончена раньше 1819—го. В списке церквей Бессарабии 1812-1813 годов, составленном Ионом Халипа в 1907-м году, на основе формуляров Консистории, Кишинёву принадлежат четыре каменные и две деревянные церкви, церковь же св. Георгия не упоминается. Ни в каком другом документе до 1812 года не упоминается какая-либо церковь с таким престольным праздником, по крайней мере в свидетельствах, до сих пор опубликованных. И всё-таки этот аргумент недостаточно твёрд, как мы продемонстрируем на примере других памятников.
    Церковь св. Харлампия в Кишинёве числится как построенная в 1836-м году по тем же формулярам Консистории; она отсутствует в списке, составленном Халипа, которым пользовался и Шт. Берекет в упомянутой работе. И всё же есть свидетельства, упоминающие её до 1836 года, например, Халипа упоминает её как существующую во времена ссылки Пушкина в Кишинёв (1821—1823 годы), наряду с самыми старыми церквями, опираясь на достоверные документы (Пушкин был в Бессарабии с 21 сентября 1820 года по‘август 1823). Отчёт Куницкого от 22 апреля 1814 года гласит: «После исследования прошлой осенью было подсчитано в церквях Вознесения и Харлампия по 203 дома у каждой»; итак, в 1813 году церковь св. Харлампия уже существует с достаточно серьёзным приходом! Ещё жив был староста, что руководил строительством, Михул, и у него брал советы в подобных делах новый староста церкви св. Георгия, Думитру Базияни в 1817 году.
    Значит, и с церковью св. Георгия могло случиться то же самое: упомянута около 1819 года, но существовала раньше этого года. По упомянутой информации Халипы и Берекета, Кишинёв не имел до 1800 года более трёх храмов: это церковь святых Архангелов или святого Николая (начало 18-го века), Мазаракиевская, упоминавшаяся в 1777 году и Благовещения, построенная из дерева в 1795 году, а если мы посчитаем ещё и церковь г-на Рышкану в имении Вистерничены, то дойдём до четырёх, но никак не шести или семи, как упоминает помощник майора фон Раан в своих воспоминаниях 1790 года («Материалы по истории Бессарабии». Кишинёв, 1892, с. 5). Если же мы прибавим и церкви св. Георгия и св. Харлампия, то приблизимся к числу Раана, который даёт нам очень важное указание в воспоминаниях, а именно, что большинство зданий Кишинёва были сожжены турками в 1789 году: «Лавки купцов, которые занимали каменный квадрат в 300 саженей, лежали под пеплом, вместе с шестью иди семью церквями». Значит, вероятно, что старая постройка сегодняшней церкви святого Георгия могла быть сожжена турками, хотя и была построена, как крепость, как мы видели, это сохранилось в некоторых элементах. Во-первых, судя по куполу нефа старого молдавского типа 17-го века. Может быть, все старания создателей до 1819 года были направлены на восстановление разрушенных стен, особенно колокольни в духе молдавского стиля.